Главные составляющие конкурентоспособности РУДН
Главные составляющие конкурентоспособности РУДН
21 декабря 2017
101
Ректор РУДН Владимир Филиппов об участии в программе 5-100, о том, каким будет университет в 2020 году, и зачем РУДН участвовать в рейтингах

— У любого проекта есть сторонники и противники. Некоторые считают, что вузы стремятся стать участником программы 5-100 только с целью получения дополнительного финансирования государства. Какова Ваша позиция по данному вопросу?

— Здесь для меня ближе идея нашей старой русской народной сказки, где солдат суп варил из топора: бросил он в котёл топор, потом надо еще добавить морковки, лука, потом картошки, потом еще что-то к этому топору. Для нас — 200 млн. руб., о которых говорят — деньги 2016 г., — это не очень большие деньги, они не играют особой роли. Например, бюджет РУДН 2015 г. составляет почти 7 млрд.р. Из них более 4 млрд.р. — собственные внебюджетные средства, которые мы можем направить на любые цели. Участие в проекте для нас — стимул перестроить работу университета по приоритетным направлениям и повысить конкурентоспособность, потому что Университет дружбы народов априорно является международно-ориентированным университетом.

— Одна из задач проекта «5-100» — попадание в топ-100 международных рейтингов. С одной стороны, они свидетельствуют о результатах деятельности вуза. С другой стороны, критики отмечают субъективный подход в их составлении, а изменение параметров оценки может привести к неожиданным результатам. Как вы считаете, является ли попадание в рейтинги приоритетной задачей?

— С рейтингами ситуация неоднозначная. Безусловно, это важное направление для любого вуза, но, подчеркиваю — не главное. Нельзя жертвовать своей миссией. Взять и ликвидировать все факультеты и специальности и оставить, например, медицинский или физмат, и с помощью данных направлений обеспечить хорошие показатели. Главное — развитие, особенно в условиях такого университета, как мы, — многопрофильности и качественное обеспечение своей миссии, ради чего мы созданы.

Но не стоит забывать, что РУДН является международно-ориентированным университетом и обучает студентов из 152 стран. И мы прекрасно понимаем, что родители смотрят и на мировые рейтинги: а что это за вуз, а входит ли он в топ-500 одного из мировых рейтингов или он совсем неизвестный?

Кроме того, целый ряд стран приняли решение об интеграции в мировую систему высшего образования. Например, Бразилия провозгласила, что за определенный период 100 тысяч выпускников бакалавриата будут направлены в магистратуру, в аспирантуру других стран. Эквадор поставил задачу — мы не направляем студентов в вузы, которые не вошли в топ-500 мировых рейтингов. Уже десятки стран Африки, Азии и Латинской Америки сказали себе — мы не направляем за счет бюджетных средств студентов в вузы, которые не вошли в топ-100. Здесь для РУДН и очевидный ответ. Если мы не будем входить в мировые рейтинги, студентов-иностранцев к нам направлять не будут.

— Владимир Михайлович, а какие параметры следует добавить в систему рейтингования университетов?

— Рейтинги — это как средняя температура по госпиталю, поэтому они не всегда отражает качество. Например, в одном из рейтингов большую роль играет показатель «количество нобелевских лауреатов». Вы знаете, я не уверен, что это очень сильно влияет на качество образования 90% студентов. Максимум 5-7% студентов данного вуза в какой-то мере контактируют с этими нобелевскими лауреатами. Поэтому понятие «средний рейтинг» не означает, что там очень высокое качество образования по всем направлениям. Может, в области биохимии, где есть нобелевские лауреаты, сильное направление. А по линии гуманитарных наук, может быть, очень слабое образование.

Я сторонник не термина «рейтингование», а термина «ранжирование», когда определяются сильные стороны вуза по конкретным позициям: образовательная деятельность, научная деятельность. И для оценки каждого вида деятельности используется целый ряд параметров.

Я очень трудно воспринимаю, когда разные показатели с помощью каких-то коэффициентов суммируются и получается: вот 100 стульев плюс 25 арбузов и в итоге будет 125. Понимаете, этого нельзя делать. Если раньше, например, коэффициент по интернационализации был 20%, то сейчас — 5%, и он уже почти не играет роли.

Лучше, когда рейтингов много по разным направлениям деятельности, а не один рейтинг, который суммирует всю вашу деятельность с помощью коэффициентов и приводит ее к общему знаменателю.

— Владимир Михайлович, определите ключевые отличия РУДН 2015 и РУДН 2020...

— Первое — повышение качества образования. В частности, мы планируем обновить педагогический коллектив — он станет моложе. Заработает система эффективного контракта. Второе — привлечение известных ученых и развитие лабораторий мирового уровня, проведение на их базе совместных исследований и международных конференций, например, в области математики, химии, медицины, физики. Третье изменение затронет инфраструктуру: в планах — строительство нового комфортабельного общежития и жилого дома на территории РУДН. Таким образом мы сможем привлечь на постоянную работу преподавателей мирового уровня из разных регионов. Четвертое — развитие одного из наших сильных направлений — повышение квалификации иностранных выпускников советских и российских вузов. РУДН сейчас имеет среди всех вузов РФ наибольшее количество программ дополнительного образования (около 2000). Ежегодно мы получаем 400 — 500 млн.руб. и планируем повысить показатель до миллиарда рублей в год. И последнее — качество контингента студентов. Мы не ставим перед собой задачи, как другие вузы, у которых сейчас 5-7% иностранных студентов, довести показатель до 20%. Мы уже имеем около 30%. Принципиально создать систему поиска талантливой молодежи и привлечь в РУДН способных студентов из разных стран. Один из методов — проведение Интернет-олимпиад. Более того, мы готовы повышать стоимость обучения в нашем университете, пусть мы возьмем меньше студентов, но обеспечим качество.

— В проекте «5-100» участвуют несколько вузов, а это значит, что через 4 года у иностранных студентов будет возможность выбора? Какой новый пакет образовательных программ может предложить РУДН?

— Вы знаете, у нас намного больше возможностей в этом отношении по сравнению с другими вузами. Во-первых, многопрофильность нашего университета позволяет предлагать направления, которые не в силах предложить ни один другой университет. Например, космическая деятельность: в магистратуре все студенты изучают курс, на котором рассказывается об использовании достижений космической деятельности. Во-вторых, мы можем создавать междисциплинарные программы. Например, между инженерным факультетом и физматом, аграрным и экологическим и т.д. В-третьих, у нас есть уникальный ресурс — иностранные выпускники, которые знают маркетинг рынка труда и могут подсказать, какие специалисты востребованы. С их помощью мы можем создавать программы, освоив которые выпускники будут востребованы среди работодателей. Это наиболее актуально для программ магистратур, повышения квалификации, переподготовки.

— Высококвалифицированный специалист — это результат совместной работы преподавателя и студента. Вы затронули вопрос изменений в кадровой политике. Однако эффективный контракт может отпугнуть потенциальных преподавателей, которые имеют большой профессиональный опыт.

— Я понимаю, о чем идет речь. Когда в эффективном контракте ставят показатель «количество публикаций», а мы должны быть более гибкими. И уже сделали первые шаги: ввели систему категорий должностей доцентов и профессоров. Например, доцент-исследователь, профессор международного уровня, доцент-методист. Человек сам выбирает для себя нишу.

Надо просто грамотно и компетентно относиться к возможностям тех, кого мы принимаем на работу, с позиций того, что мы от них хотим. Если мы говорим, что он хороший преподаватель, но требуем от него публикации Web of Science и Scopus — мы и преподавателя хорошего лишимся, и результата не дождемся. Поэтому нужен дифференцированный подход к эффективному контракту.

Кроме того, должна быть гибкая система оплаты, необходимо вводить большее количество критериев, по которым автоматически может начисляться зарплата. Преподаватель работает в системе, которая обеспечивает минимум, далее он вступает в систему поощрений. Уравниловка погубила Советский Союз. Ленин говорил, что в борьбе с Западом выиграет тот, у кого будет выше производительность труда. Мы проиграли в этом Западу. То же самое, говоря о производительности труда преподавателя, мы не можем говорить о таких параметрах, как, например, сколько песка он перекидал лопатой. К нему другие требования — то, что называется эффективностью труда. В целом, уравниловка в университете к хорошему не приводит.

— Один из показателей международного сотрудничества вуза — соглашения о сотрудничестве и программы двойных дипломов. РУДН — лидер среди российских вузов по количеству совместных программ в магистратуре. По каким критериям Вы выбираете вузы для сотрудничества, и каковы основные направления?

— Последние десятилетия был этап, когда только складывалось понятие сетевого взаимодействия вузов: сетевые магистратуры, программы двойных дипломов, решались вопросы нормативной базы. Сегодня РУДН — базовый вуз сетевого университета СНГ (26 университетов), координатор Университета ШОС (80 университетов). Наступает период, когда нам не очень важно количество вузов, с которыми мы сотрудничаем. Поставлена задача взаимодействия с вузами из ТОП-500. Мы специально создали департамент международного научного и образовательного сотрудничества в службе проректора по науке. Среди приоритетных задач — обмены учеными, развитие лабораторий мирового уровня, стажировки в зарубежных вузах, совместные научные публикации и исследования. Результат такого сотрудничества — проекты, которые могут быть финансированы международными фондами.

— Каким будет студенческий городок РУДН к 2020 г.?

— Это как раз проблема востребованности РУДН, когда в силу его известности мы имеем большое количество иностранных студентов. А специфика Москвы такова, что, в отличие от Парижа и Лондона, иностранных студентов в московские квартиры не поселишь. И если мы хотим привлечь студентов более качественного уровня, которые могут выбирать среди разных университетов, то необходимо создать для них лучшие условия, иначе они к нам не поедут. Например, в каждой комнате должен быть телевизор, холодильник, Интернет. Обязательное условие — регулярное обслуживание, чистота, охрана и т.д. В этом направлении мы и должны работать.

— Репутация вуза, по сути, определяет его конкурентоспособность. Можно ли оценить репутацию в денежном эквиваленте?

— Думаю, что можно. Мы это на себе ощущаем. Не случайно, например, некоторые вузы стараются конкурировать с нами и пытаются создать где-то на Кавказе, в Средней Азии университет, который имел бы название «университет дружбы народов». Они действительно существуют, но никакого отношения к нам не имеют. Репутацию в денежном эквиваленте можно оценить по стоимости обучения и количеству контрактников. Например, в МГИМО выставляют очень высокую стоимость за обучение, одну из самых высоких в РФ, и туда идут, потому что есть бренд МГИМО. По итогам 2014 г. по количеству принятых по контрактной линии Российский университет дружбы народов занимает первое место среди тысячи вузов РФ (700 государственных и 300 негосударственных). Поэтому, конечно же, мы оцениваем наш бренд в рублях. В деньгах, которые мы получили, в частности, летом этого года.

—Подводя итог нашему интервью, определите главные составляющие конкурентоспособности РУДН в современных условиях...

— Безусловно, это кадровый состав преподавателей, наличие ведущих научных школ и инфраструктуры, которая дает возможности реализовать то, что мы задумали.