«Врач не должен бояться испачкать халат»: студенты медики сдают свой главный экзамен

«Врач не должен бояться испачкать халат»: студенты медики сдают свой главный экзамен

О том, как организована практика для медиков 4 и 5 курсов, каких ординаторов «расхватали» еще в марте и какой экзамен – главный для выпускного курса – в интервью с Алексеем Абрамовым, д.м.н., профессором, директором Медицинского института РУДН.

Алексей Юрьевич, студентам-медикам 4 и 5 курсов перенесли практику с лета на май. Как и почему изменились условия?

4-5 курс – это уже средний медперсонал. Все желающие после 3 курса сдают экзамены и подтверждают право работать в качестве среднего медицинского персонала – медсестрами, медбратьями. На производственной практике они и работают на таких позициях. Обычно – летом. Однако сейчас система здравоохранения Москвы находится в режиме повышенной готовности. Мэр Москвы предложил перенести сроки практики для 4 и 5 курсов медицинских направлений на май. Идею поддержали Минздрав и Минобрнауки. Практика началась 1 мая и возможно продлится до окончания режима повышенной готовности в столице.

Как распределяют студентов и куда они идут?

Раньше наши студенты распределялись по тем базам практики, где есть клинические кафедры РУДН. А сейчас мы подаем данные студентов в Департамент здравоохранения Москвы, который распределяет их туда, где нужнее руки. С каждым проводится собеседование, чтобы оценить все факторы и принять верное решение. При этом студентам дают предложения на выбор. Кто-то идет в «чистые» стационары. А с теми, кто готов работать в красной зоне в инфекционных отделениях, заключается договор – в этом случае студенты подписывают свое согласие. Они проходят обязательный инструктаж и обучение, получают сертификат и далее идут работать в инфекционные отделения и больницы – в том числе в те, которые перепрофилированы на оказание помощи зараженным коронавирусом.

Сколько студентов отказалось работать в «красной зоне»?

Я не применял бы слово «отказались». Есть те, кто не может по состоянию здоровья, по социальным факторам – их менее 300. Их нельзя осуждать.

Важно понять, что в «красные зоны» идти не заставляем ни мы, ни Департамент здравоохранения Москвы, ни Министерство науки и высшего образования. Конечно, студенты должны выполнить учебный план и пройти производственную практику, однако, где именно – это их выбор. При этом бывают разные ситуации: определенные хронические заболевания, беременность, наличие малолетних детей, проживание с пожилыми родственниками и так далее. Все это четко прописано и учитывается при распределении индивидуально.

Например, в РУДН еще с февраля был выделен отдельный корпус, куда на 14 дней поселяли ребят, которые возвращались из стран с неблагоприятной ситуацией по коронавирусной инфекции. Теперь в этот корпус мы селим студентов-медиков, ординаторов, аспирантов, которые работают в инфекционных отделениях. Там даже живут москвичи, которые хотят минимизировать контакты с близкими и избежать инфицирования их семей.

А сколько студентов Медицинского института РУДН уже работают, пошли волонтерами в больницы Москвы?

Как только университеты перешли на дистанционный режим обучения, около 500 студентов и ординаторов РУДН стали добровольцами в медицинских учреждениях. К моменту выхода приказа о переносе практики студентов 4 и 5 курсов, волонтеров стало больше 1000 человек. Среди них есть ребята даже с 1-2 курса, с 6 курса, есть иностранцы, которые работают санитарами и выполняют эту работу бесплатно. Те, кто изъявил желание работать, оформляются на должность среднего медперсонала. Однако мы понимаем, что никакая зарплата не компенсирует риск, поэтому я бы сказал, что все работают на добровольной основе.

Чем именно уже помогают ординаторы РУДН московским больницам?

Ординаторы – это уже врачи, которые получили диплом, сдали первичную аккредитацию. Пока – без узкой специализации. Они уже могут полноценно оказывать медицинскую помощь и работать врачами-ассистентами, в том числе – в инфекционных отделениях, в кардиореанимации, где сейчас очень нужны врачи и медперсонал. Особенно востребованы те, кто специализируется в реаниматологии, эпидемиологии, пульмонологии. Например, кафедра инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии РУДН с самых первых дней полностью – это порядка 30 человек – осталась в инфекционных больницах № 1 и № 2.

На эти кафедры наверняка будет много абитуриентов в этом году. Как изменится отбор поступающих в ординатуру?

Предвижу, что мы получим более мотивированных абитуриентов, чем раньше. В ординатуру, как и обычно, будут приниматься выпускники 6-го курса по показателям первичной аккредитации. Однако прием в этом году будет проходить полностью в электронном виде. Сейчас рассматривается инициатива совета ректоров медицинских вузов – давать дополнительные баллы и преимущества для поступления в ординатуру тем, кто работал в красных зонах с пациентами с коронавирусной инфекцией. Я считаю, что это совершенно справедливо.

Как будут сдавать госэкзамен шестикурсники, которые сейчас работают в «красных зонах»?

Главное испытание они проходят сейчас. Те, кто уже пошел помогать населению, уже сдали главный экзамен – доказали делом, что они врачи. А мы со своей стороны делаем все возможное, чтобы все студенты и освоили теорию, и выполнили свой долг. Даже сейчас все эти ребята одновременно учатся дистанционно.  Они находят время, несмотря на ночные дежурства и суточные смены. Мы уже учитываем график их работы и индивидуализируем учебный план. А для выпускников госэкзамены будут организованы в электронном виде в этом году.

Осуждаете тех студентов, которые боятся «испачкать халат»?

Если ты выбрал профессию врача, невозможно все время быть в белоснежном халате. Ты всегда должен быть готов прийти на помощь – не важно, находишься ли ты на своем служебном месте, идёшь ли по улице, летишь ли в самолете. Врач должен помогать пациенту, когда тот нуждается в этом.  Сейчас выбор есть у каждого студента. Кому-то интереснее строчить негативные комментарии, сидя на диване. Не осуждаю их, но уверен, что такие не станут хорошими врачами.

Я считаю лучшими тех, кто пошел работать. Я ими горжусь. Это показатель, что мы учим правильно, потому что кроме практических навыков и компетенций должно быть чувство, что ты врач, что ты призван помогать своему ближнему. Без этого ты не состоишься в профессии.

Я уже месяц работаю в ГКБ № 52 в отделении реанимации и интенсивной терапии, это центр ЭКМО. Здесь длительное время находятся больные в очень тяжёлом состоянии, им буквально по долям восстанавливают легкие и борются за их жизнь. Некоторых пациентов переводят в другие отделения, потому что они идут на поправку и могут дышать самостоятельно. Кто-то лежит по 2 месяца без существенных изменений. Кто-то умер.

 

Сначала я смотрела как работают медсестры, затем выполняла поручения, потом меня поставили самостоятельно работать в боксе. И в эту первую самостоятельную смену ко мне в бокс привезли парня в очень тяжёлом состоянии. У него был септический шок. Началась суета, мы с врачами всю ночь не спали. В какой-то момент у него стало стремительно падать артериальное давление. Врач говорит: «Адреналин!» И я тут же набираю шприц, а тем временем врач как отсчёт диктует 80!..70...60...50!.. Под утро его состояние стабилизировалось. Мы все устало выдохнули и были рады. Через 3 дня я пришла на смену и тут же пошла проверить этого парня. К сожалению, он умер.

Теперь всех студентов отправляют на производственную практику. Я считаю, это прекрасная возможность получить опыт и действительно чему-то научиться. К тому же можно переехать в общежитие, да и практика оплачиваемая. Я в общежитие не стала переезжать, так как из дома быстрее добираться до больницы, да и живем мы с младшей сестрой вдвоём. Она работает в ГКБ № 52 как доброволец.

Регина Зайнутдинова
5 курс, Лечебное дело

Я прохожу производственную практику в Коммунарке. Находясь в «красной зоне» по 12 часов и больше. Отработав почти месяц в отделении реанимации, могу с уверенностью заявить, что это было моим лучшим решением, которое помогает мне реализовать себя на пути профессионального роста. Это именно та возможность, где при наличии амбиций и желания можно научиться орудовать теорией на практике. А как всем известно: теория без практики мертва, практика без теории слепа. Поэтому ежедневно, при переходе из «чистой» зоны в «грязную», я знаю, что изо дня в день становлюсь новой версией себя. Находясь в отделении реанимации строго в 8:00 утра, мы начинаем с проверки листов назначений, далее обход врачей вместе с заведующим отделения, после чего мы так же приступаем к своим основным задачам по уходу за пациентами, непрерывно контролируя мониторы жизнеобеспечения. Находится в реанимации не так страшно, потому что знаешь, что за твоей спиной стоят лечащие врачи анестезиологи-реаниматологи, к которым всегда можно обратиться за помощью и задать вопросы. А в случае экстренных ситуаций – есть врач анестезиолог-реаниматолог первой категории, он же заведующий отделения ОРИТ-3, который несмотря даже на окончание рабочих часов, периодически задерживается для контроля ситуации. Я рада, что мне выпал такой шанс быть полезной не только для сотрудников ГКБ №40, но и для тяжелобольных пациентов. В сложной картине человеческого существования, одним из центральных элементов которой является болезнь, есть колоссальная возможность исследовать не только организм, но и личность. В истории болезни есть один серьёзный недостаток: она ничего не сообщает о человеке и его истории, о внутреннем опыте личности, столкнувшейся с болезнью и борющейся за выживание.

Валерия Бакалин
5 курс, Лечебное дело

Я прохожу производственную практику в ГКБ №15 им О.М. Филатова. Решение пойти работать в «красную зону» было принято сразу, сомнений, что я сделала правильный выбор не было.

Наш университет предоставил жильё для изоляции во время работы с COVID-19, но я осталась жить дома, так как семья приняла решение на время переехать загородный дом.

Опыт, который я получаю каждую смену в нашем 4 отделении (бывшее второе офтальмологическое отделение) - бесценен. Помню, в первую смену было тяжело привыкнуть к костюму, респиратору и очкам, которые запотевали через каждый час, но адаптация организма интересная вещь и уже перестаёшь замечать дискомфорт через некоторое время.

Хочется отметить, что в ГКБ № 15 потрясающе справились с организацией мест отдыха в «зелёной зоне»: всегда есть чем подкрепиться, много мест для уютного отдыха на диванах и очень отзывчивые волонтёры и представители администрации.

К нам в отделение поступают пациенты разной степени тяжести, но радует, что выписываются 98% поступивших, а значит мы все правильно делаем, помогая и ухаживая за больными с таким нелегким недугом.

Камелия Тарадай
5 курс, Лечебное дело

Я всегда мечтала поехать останавливать эпидемию с «Врачами без границ». Работа с COVID-19 стала для меня настоящим вызовом. Год назад, будучи студенткой третьего курса, я сдала экзамен и пошла работать в гнойную хирургию, где прошла школу жизни медсестры, вытаскивая пациентов при остановке сердца, останавливая кровотечения после операции. Я каждый свой выходной ходила с процедурной сестрой и училась колоть вены. Благодаря этим навыкам я стала ценным специалистом в Коммунарке, меня зовут при любом сложном случае. Конечно, это сложно, но я рада, что я в строю. Я работаю на две ставки в 2-х больницах, обе с COVID-19 
(прим. работает официально в ГКБ № 17, совместителем в Коммунарке).

Марина Письмарова
4 курс, Лечебное дело

Я работаю младшей медицинской сестрой в Национальном медицинском исследовательском центре сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева, в отделении Неотложной хирургии врожденных пороков сердца с группой вспомогательного кровообращения.

Большинство перепрофилированы в инфекционные отделения по борьбе с COVID-19, в том числе наш центр, который расположен на Ленинском проспекте. Весь медицинский персонал прошёл подготовку по борьбе с коронавирусом и получил аттестационные сертификаты.

С 20 апреля отделение на Ленинском проспекте начало работать как инфекционное. Все пациенты с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, которые лежали на Ленинском, были переведены к нам в Институт Бакулева на Рублёвское шоссе. Нагрузка остаётся высокой, много людей нуждаются в оперативном лечении. Несмотря на тяжёлые условия работы, риск заразиться, нехватку средств индивидуальной защиты, медицинский персонал продолжает выполнять свой профессиональный долг.

Юлиана Максудова
2 курс, Сестринское дело

Я – волонтер. Как будущий врач, считаю для себя недостойным оставаться в стороне в трудное для страны время. Я и несколько моих друзей-одногруппников помогаем врачам в «красной зоне» в ГКБ № 7 им. Юдина. Во время смены я наблюдаю за пациентами, провожу процедурные манипуляции и мониторинг биохимических показателей, помогаю курировать больных. При необходимости помогаю младшему медицинскому персоналу. Работаем мы с 7:15 до 20:00. Отдельно хочу поблагодарить заместителя директора института Зураба Суликоевича за оперативное содействие и чёткую организацию нашего отдельного проживания в общежитии для работающих с СОVID. Я чётко осознаю и понимаю высокий риск заражения, но надеюсь, что мой труд будет полезен и необходим для уже заразившихся людей.

Рамиз Мохамед Эль-Халаф
5 курс, Стоматология

Я с друзьями нахожусь в «красной зоне» ГКБ № 7 им. Юдина, станция метро Коломенская. Мы ежедневно участвуем в рабочем процессе, график организуем сами, конечно, согласовав с руководством отделения. Работаем, как правило, с 7:15 до 20:00.  Больные в отделении разного возраста и разной степени тяжести. Иногда поражает, насколько молодые люди поступают в отделение с сопутствующей патологией, все они нуждаются в интенсивной терапии вплоть до ИВЛ.  

В первые дни самоизоляции мы все разъехались по домам и покинули общежития. Я с братом улетел домой в Грозный, и не жалею ни на секунду, что вернулся из Республики ради такого дела! Мы оба сдали тесты на COVID-19, прежде чем покинуть дом. Получив результаты с отрицательным показателем, мы добрались до Москвы, где   замдиректора медицинского института Зураб Суликоевич помог организовать нам проживание в отдельном блоке общежитий, в котором находятся исключительно работающие с COVID студенты.  Сегодня я ощущаю себя частью этой команды, которая прикладывает невероятные усилия в борьбе с пандемией.

Юсуп Бакаев
5 курс, Стоматология

Изначально я работал медбратом в ЦКБ РАН и нашу больницу перепрофилировали под COVID-19. Я выполняю все обязанности палатной и процедурной медсестры (капельницы, инъекции, таблетки, мониторинг за пациентом, взятие анализов). Работаем по 12 часов: с 9 до 21, но из-за того, что необходимо снаряжаться, сдавать дежурство другой смене и потом по всем нормам снимать экипировку - получается, что приходить нужно раньше и уходить позже. Работа с пациентами та же, что и прежде, но усложняется из-за экипировки и более внимательным контролем состояния каждого пациента. Считаю, необходимо приложить все возможные усилия, чтобы остановить пандемию. Боязнь заразиться всегда присутствует, но наша больница контролирует здоровье каждого сотрудника (периодически берутся мазки, кровь и существует план действий при возможных исходах).

Владлен Башкатов
5 курс, Лечебное дело

Я работаю в Клинической больнице Управления делами Президента РФ. С начала апреля наш госпиталь был оперативно переоборудован для приема больных с новой коронавирусной инфекцией.  Работаю в эндоскопическом отделении. Работы много, но мы оперативно реагируем на каждый вызов. В силу обстоятельств и собственного желания меня перевели на ставку, чему я рад. Для нашего отделения не стали менять структуру дежурств и оставили режим сутки через трое. Боязни нет, зато появилась полная уверенность в том, что выбрал правильный жизненный путь и на пятом курсе обучения можешь помочь старшим коллегам в нелёгком деле.

Кирилл Горбачев
5 курс, Лечебное дело

Я был информирован о производственной практике и понимаю, что это часть образовательного процесса. Я взвесил все «за» и «против», и могу с уверенностью сказать, что согласен работать в любой зоне, готов быть полезен. Учиться на отлично и не иметь такого опыта – об этом я буду жалеть всю жизнь.

Я буду жить в отдельном блоке, нас будут отвозить в больницу на выделенном транспорте. Конечно, кто-то возмущается, но здесь у всех свое право. Мы с ребятами прошли уже по всем ссылкам от Минздрава и получили сертификаты, чтобы работать с новой коронавирусной инфекцией, мы все готовы реализовать себя во благо нашего профессионального роста. Пусть это будет самым тяжелым испытанием, но я никогда не буду жалеть об этом. С понедельника я жду выхода в городскую клиническую больницу, скоро нам расскажут обо всех деталях. И как сказал наш замдиректора Зураб Суликоевич: «Мы помним о своем призвании и понимаем, как может обернуться нам в будущем любое наше сегодняшнее решение.

Шерзод Эмомов
4 курс, Стоматология
Новости
Все новости
Коронавирус
02 июня
Как можно сделать прививку от COVID-19

Коронавирус
13 апреля
«COVID-19 — это черный лебедь, изменивший жизнь каждого из нас», — будущий PR-специалист Чжао Цзиньи из Китая в интервью о том, как его жизнь изменила самоизоляция, чему он научился и по чему больше всего скучал — спустя год

Год назад моя привычная жизнь изменилась. Традиционный утренний подъем и путь от общежития до университета заменило подключение к дистанционной паре прямо из комнаты. В интервью расскажу об опыте, который получил во время самоизоляции, и на контрасте с сегодняшним днем сравню онлайн жизнь с офлайн.

Коронавирус
01 апреля
Инструкция для иностранных студентов РУДН, которые могут вернуться из-за границы

На очное обучение в Россию могут вернуться те иностранные обучающиеся, которые: