Экотуризм — это не про «пострадать в палатке и вернуться в цивилизацию»

Экотуризм — это не про «пострадать в палатке и вернуться в цивилизацию»

Как эко-отели могут развивать регион? Почему глэмпинг — это дорого? Как превратить курсовую бакалавра в экспертный опыт? Ответы — в интервью Санды Чеботару, которая оканчивает магистратуру по направлению «Туризм», учится только на «отлично» и уже провела классификацию 100 туристических объектов.

Отели делятся на гостиницы, хостелы, гостевые дома... А что такое «эко-отель»?

Термин «эко-отель» есть в мировой практике, но в российских документах четко не прописан. В Европе, Америке, Австралии, Северной Африке даже существует более узкое понятие «грин-отель». При этом в России есть Стратегия развития туризма до 2035 года — там зафиксировано понятие «экотуризм». Это одно из стратегических направлений всей туристской индустрии в стране. Это особенно важно в природоохранных комплексах: на Байкале, в Горном Алтае, на Камчатке. Прототипы эко-отелей уже появляются, но отельеры строят их, опираясь исключительно на свое чутье, без документальных требований. Для начала нужно создать эко-сертификацию отеля, чтобы отельеры понимали, что от них требуется.

Эко-отель — это про строительство новых отелей экологического типа или про переоборудование существующих гостиниц в России?

Мое мнение, эко-отель — это про постройку совершенно нового здания. Важно, чтобы в конструкции использовались экологичные материалы. При большом желании, конечно, можно перестроить гостиницу в эко-отель, но, во-первых, это будет гораздо дороже, чем построить новое, а во-вторых, на это уйдет гораздо больше материалов, ресурсов, энергии, времени. То есть сам процесс перестройки — это уже не экологично, поэтому лучше построить новое здание.

Для кого важнее экотуризм: для владельцев или для гостей?

Эко-отели — это не про бизнес, а про потребителя. Есть те, для кого важен отдых в гармонии с природой. Мы провели исследование и составили портрет гостя эко-отеля. В основном, это люди 30-55 лет, с высшим образованием, с уровнем дохода выше среднего. Также мы разделили потенциальных гостей на три категории: пары без детей (таких 70%), пары с детьми (15%) и туристы-одиночки.

При этом эко-отель — это не всегда дороже. В мировой практике много примеров, когда стоимость размещения в обычной гостинице примерно такая же или даже дороже. Понятно, что экологичность в таком случае — разумное преимущество.

Экономия — за счет эффективного потребления электроэнергии и воды. Часто используют сезонные продукты питания. Во многих гостиницах заказывают продукты с соседних ферм, разбивают огороды на крыше.

Сейчас можно встретить предложение о «глэмпинге», однако ценник обычно гораздо выше среднего. Это всегда будет дорого?

Направление «глэмпинг» в России идет впереди по стезе экотуризма. Уже есть успешные примеры организации «похода со всеми удобствами». Такой вид отдыха изначально рассчитан на высокий ценник. А в России при этом фактически нет конкуренции — нет и сдерживающих рыночных механизмов. Отсюда и завышенная стоимость. Появление эко-отелей даст туристам альтернативу — тогда, скорее всего, цены стабилизируются.

На что надо обратить особое внимание, чтобы создать идеальный эко-отель?

Самое главное — правильно выбрать территорию: где эко-отель будет расположен, как он будет взаимодействовать с окружающей природой, как до него можно добраться, какова его удаленность от близлежащих населенных пунктов. Это важно для гостей, поставщиков, персонала. Перед тем, как заказать проект в архитектурном бюро, нужна консультация экспертов, которые знают лучшие практики эко-отелей и смогут выехать на объект. Они покажут, из чего и как строить, какие есть технические нюансы, как наладить бережное и эффективное взаимодействие с природой. Важно распределить отношение отельера с архитектурой и с классификацией. Архитектурные бюро готовы проектировать отели из экологически чистых материалов, но не всегда знают все требования к классификации.

Важна инфраструктура, логистика и человеческие ресурсы региона. Надо понимать, откуда брать свежие продукты для гостей, какие есть оздоровительные объекты. И, конечно, важен персонал и выстраивание корпоративной культуры в коллективе.

Интересные решения могут быть и с этнической составляющей. Например, вместо классических номеров могут быть традиционные жилища: избы, юрты, чумы, шатры. Это актуально, например, для Бурятии, Калмыкии — регионов, где есть народы, которые готовы знакомить гостей со своей культурой.

Чего не хватает российской инфраструктуре для того, чтобы развивать экотуризм?

Я считаю, что российской инфраструктуре хватает всего. А первое, что нужно поменять — это стереотипы. Эко-отели позволят не только развивать инфраструктуру регионов, но и формировать осознанность. Мало кто воспринимает экологичность как фундаментальный признак и подходит к этому серьезно. У большинства сейчас сознание бесконечного потребления. Многие не хотят отдавать во время отдыха, а хотят лишь получать все блага природы и цивилизации.

Экотуризм — это не про то, чтобы недельку пострадать без всех благ цивилизации в палатке. Это про комфортабельный отдых без вреда природе. Это про то, что есть возможность отдалиться от цивилизации, от шумного города, перезагрузиться. Это особенно актуально из-за пандемии, когда многим нужно восстановиться после болезни или стресса. У каждого должна быть возможность побыть в спокойствии, сменить обстановку и подышать свежим воздухом 2-3 недели.

Санда, а какой регион Вы выбрали бы, чтобы открыть идеальный эко-отель?

Я начала бы либо с Байкала, либо с Карелии или Горного Алтая. Это чистые природные территории, где есть возможность строить прекрасные гостиничные комплексы недалеко от населённых пунктов. Камчатка — тоже прекрасная территория, но сейчас она слишком отдалена: даже без экологической направленности туристу очень дорого туда поехать, а уж построить там объект — это тем более накладно.

А любимый регион — Калужская область. Я с большим удовольствием туда возвращаюсь. Там прошло мое детство. Родом я из Молдавии, но переехали мы в Россию, когда я была совсем малышкой. У Калужской области прекрасный потенциал для развития туризма: много природных объектов, отдаленность от Москвы — всего 100 км. Там уже есть успешные проекты — например, «Этномир», где обеспечен и комфорт гостя, и контакт с природой, и этнокультурная программа.

Вы победили в конкурсе на создание туристско-рекреационных кластеров и развитие экотуризма в России. Кто вдохновил подать заявку?

Еще в бакалавриате я изучала развитие внутреннего туризма в России с экологической направленностью. Мой научный руководитель Ольга Владимировна Пасько предложила в магистратуре изучить формирование классификаций эко-отелей. Об этом знала наша коллега с кафедры — Ирина Николаевна Суворова, которая тоже занимается экотуризмом много лет и является большим приверженцем здорового образа жизни. Она узнала о конкурсе и предложила принять участие. И мы втроем решили сформировать этот проект. Я сперва боялась, потому что это очень сложная тема. Ведь в России пока толком нет эко-отелей — как доказать необходимость классификации того, чего нет? Но Ольга Владимировна меня вдохновила, мы оформили заявку, подготовили проект и победили. Тема оказалась действительно актуальной.

Были и другие победы — например, II место в конкурсе проектов студенческой олимпиады по технике и тактике активных видов туризма и I место в III Международном дистанционном конкурсе научных работ «Sustainable Tourism Development» («Устойчивое развитие туризма»).

Вы уже работаете. Расскажите, чем занимаетесь?

В этом году я заканчиваю магистратуру, но уже с 2019 года веду экспертную деятельность. Работаю параллельно с обучением в Независимом центре сертификации и экспертизы «ХорекаЭкспертГрупп». На моем счету уже более 100 классифицированных объектов по всей России. Следующая командировка — в Красноярск на классификацию 6 объектов. Там необходимо провести классификационный аудит и определить категории 3 загородных гостиниц и 3 мини-отелей.

Какие дальше планы?

Хочу победить еще в одном конкурсе — мы подали заявку на «Мастера гостеприимства» проекта «Россия — страна возможностей». Мы сняли приветственный видеоролик о туристическом потенциале города Боровск Калужской области.

Конечно, ближайшая важная цель — успешно защитить магистерскую диссертацию. Буду продолжать работать, чтобы в России было больше правильных эко-объектов для отдыха.

Новости
Все новости
Выпускники
27 сентября
Выпускник РУДН Сангаджи Тарбаев избран депутатом Государственной Думы

Центральная избирательная комиссия РФ подвела итоги выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации VIII созыва. Среди 450 избранных депутатов — выпускник РУДН Сангаджи Тарбаев.

Выпускники
17 августа
Чимука Сингува — международник, мэр студгородка РУДН и просто классный парень из Замбии

Кампус Российского университета дружбы народов — город в городе. У каждого города есть мэр и у студгородка РУДН — тоже. Выпускник факультета гуманитарных и социальных наук Чимука Сингува из Замбии 5 лет занимал пост председателя студенческого городка. О своей истории в университете он рассказал в интервью.

Выпускники
13 августа
«Креативность — это не только про творческие профессии», — Теводрос База, выпускник инженерной академии РУДН

Теводрос из Эфиопии окончил магистратуру «Строительная инженерия и построенная среда» на английском языке с отличием. О том, почему решил учиться в России, чем отличаются эфиопы и русских, чем занимается строитель и как учиться на пятерки — в интервью.