Станишевский Ярослав Михайлович

Станишевский Ярослав Михайлович

Доктор химических наук
Директор Института биохимической технологии и нанотехнологии РУДН (ИБХТН), Директор Научно-образовательного центра «Нанотехнологии» ИБХТН РУДН, институт биохимической технологии и нанотехнологии (ИБХТН)

Уже сегодня делай то, о чем другие завтра будут только думать!

1998

Выпускник Факультета технологии органических веществ Львовского политехнического института (Украина). Специальность – «Биотехнология». 

1998 - 2001

Аспирант Московского государственного университета тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова (МИТХТ).

2001

Защитил кандидатскую диссертацию на тему «Полимерные дисперсные системы медико-биологического назначения» по двум специальностям: 03.00.23 «Биотехнология» и 02.00.06 «Высокомолекулярные соединения». Присвоена ученая степень кандидата биологических наук. 

2003 - 2006

Докторант Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева (РХТУ).

2005 - 2013

Ассистент, доцент, начальник отдела лицензирования и аккредитации Московского государственного университета тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова (МИТХТ).

2012

Защитил докторскую диссертацию на тему «Диагностические тест-системы на основе конъюгатов «полимерная микросфера-биолиганд» медико-биологического применения» по специальности 03.01.06 «Биотехнология, в том числе бионанотехнология» Присвоена ученая степень доктора химических наук. 

2013

Присвоено ученое звание доцента по кафедре биомедицинских и фармацевтических технологий. 

2013

Главный аналитик отдела сопровождения аттестации экспертов Национального аккредитационного агентства в сфере образования ФБГУ «Росаккредагентство».

2013 - н.в.

Директор Научно-образовательного центра «Нанотехнологии» Института биохимической технологии и нанотехнологии (ИБХТН) РУДН. 

2015 - н.в.

Директор ИБХТН РУДН. 

Преподавание

Читает лекции и проводит практические занятия и семинары студентам магистратуры и аспирантуры РУДН:

  • «Биотехнология и бионанотехнология»;
  • «Нанотехнологии в медицине»;
  • «Применение полимеров в биомедицинской технологии и нанотехнологии»;
  • «Биохимические технологии получения БАС».

Руководитель трех магистерских программ:

  • Биофармацевтические технологии и управление фармпроизводством, (направление «Промышленная фармация»);
  • Инновационные технологии и нанотехнологии в медицине, фармацевтике и биотехнологии (направление «Нанотехнологии и микросистемная техника»);
  • Биохимической технологии и нанотехнологии (направление «Химия»).

Руководитель программы подготовки кадров высшей квалификации (аспирантура) «Биотехнология (в т.ч. бионанотехнологии)».

Руководитель программы переподготовки специалистов «Наукоемкие технологии и нанотехнологии в медицине, фармацевтике и биотехнологии» и 2 программ повышения квалификации: «Принципы организации технологического и нанотехнологического производства в медицине и фармацевтике»; и «Управление интеллектуальной собственностью. Особенности патентования в сфере наукоёмких технологий и нанотехнологий».

  • Главный исполнитель в международном проекте 511092-1-Tempus-2010-1-UK-JPCR по разработке учебной магистерской программы «Фармацевтический инжиниринг» в рамках направления «Биотехнология» (2011г-2012г.).

Автор ученых и учебно-методических пособий:

  • Атлас лекарственных растений и примесей к ним. (Блинова О.Л., Анисимова А.Г., Станишевский Я. М., Печерская Л.Г., Белоногова В.Д. Марахова А.И., Москва: «ГЭОТАР-Медиа», 2018, 128 с.). В учебном пособии приведено описание морфологических и анатомических признаков фармакопейных видов сырья и близкородственных видов (примесей), рисунки, фотографии и микрофотографии.
    https://knigamir.com/catalog/nauki-i-obrazovanie_ID12/atlas-lekarstvennykh-rasteniy-i-primesey-k-nim-uchebnoe-posobie-o-l-blinova-i-dr-m-geotar-media-2018_ID1090039/
  • Полимеры. Физико-химические свойства, способы получения и методы идентификации» (Станишевский Я. М., Лобанов А.Н., Лобанова Н.А., Москва: РУДН, 2016). В учебном пособии рассмотрены основные термины, понятия и определения, принятые в области химии высокомолекулярных соединений, охарактеризованы основные свойства и отличительные признаки полимеров и олигомеров. Описаны способы получения и идентификации полимеров и олигомеров.
    https://elibrary.ru/item.asp?id=27160996
  • Лабораторный практикум по работе с прибором «Анализатор размеров частиц Nanophox» (Жилкина В.Ю, Станишевский Я. М., Марахова А.И., Москва: РУДН, 2016). Цель учебно-методического пособия – помощь в освоении студентами принципов работы прибора NANOPHOX. Практические рекомендации содержат общую методику работы на приборе, сведения о функциях, параметрах измерений при работе с прибором, а также анализ полученных данных.
    https://search.rsl.ru/ru/record/01008814070

Наука

  • Предложены научные основы создания высокоспецифичных и высокочувствительных диагностических тест-систем с использованием полимерных микросфер в качестве носителей биолигандов для биомедицинских исследований. Разработаны диагностические тест-системы для ранней диагностики обнаружения маркеров (антигенов, антител) инфекционных и аутоиммунных заболеваний людей, млекопитающих и птиц.
  • Разработана технология получения лекарственной субстанции нуклеотидно-пептидной природы для создания новых отечественных импортозамещающих препаратов иммуностимулирующего действия, а также препаратов для использования в комплексной терапии диабета 2 типа.

Научные интересы

  • Получение наночастиц серебра, золота, селена, углеродных нанотрубок, других элементов и соединений для использования их в медицине, катализе и электронике. Изучение физико-химических характеристик полученных нанообъектов.
  • Создание высокочувствительных тест-систем для ранней диагностики обнаружения маркеров (антигенов, антител) инфекционных и аутоиммунных заболеваний людей, млекопитающих и птиц.
  • Получение биофармацевтических лекарственных средств.
В обзоре приведены важнейшие достижения в области дизайна противоопухолевых комплексов платины за последние 5 лет. Особое внимание уделено нетрадиционным противоопухолевым соединениям платины (комплексам транс-конфигурации, комплексам PtIV, комплексам с S- и P-донорными лигандами, полиядерным комплексам).
Тонкие пленки сульфида меди (I) (Cu2S) синтезируются на медной подложке путем воздействия на нее парофазных серосодержащих продуктов, образующихся в результате гидротермальной десульфурации бурого угля. Синтезированные пленки толщиной 0,1 мм имеют размеры зерен в диапазоне 10–20 мкм, удельное электрическое сопротивление ρ = 0,92 Ом∙см при T = 300 K и запрещенную зону Eg = 1,91 эВ. Шероховатость пленок с точки зрения среднего арифметического отклонения оцененного профиля составляет R a = 2,46 мкм.
Предложена энергодисперсионная схема с использованием полосового фильтра на основе пиролитического графита для определения содержания тяжелых элементов по рентгеновским спектрам поглощения. Обнаруженный спектр возбуждения корректируется для повышения точности измерения. Исходная форма скачка фотопоглощения восстанавливается в приближении изолированного атома путем численного решения уравнения свертки.
В данной исследовательской работе изображены начальные стадии разработки диагностических тест-систем для определения наличия тиреоглобулина в крови пациентов с проблемами щитовидной железы. Представленная разработка дополняется актуальными нанотехнологиями для получения бионаноконъюгатов - наночастиц золота с антителами к антигену.
Предложен метод обессеривания бурого угля обработкой в сверхкритической воде (Т = 673,15 К, Р = 30 МПа) с последующим осаждением газообразных соединений серы на медной подложке. Продукты представляли собой рафинированное топливо с низкой теплотворной способностью 24 МДж / кг и пленки Cu2S толщиной 0,1 мм. Полупроводниковые пленки Cu2S могут быть использованы для изготовления тонкопленочных фотоэлектрических преобразователей энергии. Наибольшая степень удаления серы из бурого угля наблюдалась через час. Основным серосодержащим газом, образовавшимся при автоклавной обработке бурого угля в сверхкритической воде, был H2S.
Увеличение точности показателей мониторирования концентрации глюкозы и увеличение времени беспрерывной работы сенсоров глюкозы являются перспективными направлением разработок в диабетологии. Одним из способов увеличения срока работы сенсора является его полная имплантация, исключающая прямую связь с поверхностью кожи. Для эффективной длительной работы в организме пациента поверхность имплантируемого сенсора должна обладать высокой биосовместимостью: не провоцировать развитие аллергических и воспалительных реакций, не индуцировать реакцию отграничения (образование плотной соединительнотканной капсулы). Ранее была подобрана проницаемая для глюкозы мембрана, а также разработано покрытие для обеспечения биосовместимости, включающее комплекс надрапорина с переэтерефицированным полиэтиленгликолем и γ-аминопропилтриэтоксисиланом, образующий на поверхности мембраны отталкивающий белковые молекулы гидрогель.
Описана энергодисперсионная схема определения концентраций примесей тяжелых элементов по спектрам поглощения в областях скачков рентгеновского фотопоглощения. Полупроводниковый рентгеновский спектрометр и пиролитический графитовый монохроматор использовались для регистрации данных в спектральной полосе шириной до 1 кэВ. Первоначальная форма спектра поглощения в приближении изолированного атома была восстановлена с помощью численного решения уравнения свертки. Схема обеспечивает резкое увеличение сбора данных и чувствительности измерений. Представлены результаты измерений содержания Bi и Pb в образцах с органическими матрицами и определения толщины тонких пленок Мо на алмазных подложках.
В отличие от нормальных ядрышек, полностью выросшие ооциты млекопитающих (зародышевые пузырьки, GV) и одноклеточные эмбрионы (зиготы) содержат внутриядерные включения, называемые «ядрышкообразные тела, NLBs» и «тела предшественников ядрышек, NPBs» соответственно. Обе структуры остаются практически недоступными для различных антител после стандартной процедуры иммунофлуоресцентного мечения, что делает их состав белка и предполагаемые функции расплывчатыми. Здесь мы исследуем влияние молекулярных фиксаторов на иммунодетекцию ключевых нуклеолярных белков в мышиных NLB и NPB, следуя различным методикам их фиксации и пост-фиксационного лечения. Наши результаты показывают, что наиболее обедненными для нуклеолярных белков являются зиготические NPB, в то время, как только NLB NSN-типа содержат весь ключевой изученный нуклеолярный белок, включая фактор процессинга рРНК SURF6 / Rrp14. Эти наблюдения подтверждают идею о том, что «ядрышки» ооцитов и зигот GV обладают различной способностью к биогенезу рибосом. NLB NSN-типа могут участвовать во всех ядрышковых стадиях производства рибосом, включая транскрипцию рДНК, процессинг рРНК и сборку пре-рибосом. NLB более зрелых SN-ооцитов могут быть способны только к пре-рибосомной сборке, тогда как зиготические NPB, скорее всего, исключены из продукции рибосом.
База данных растворимости FDA была рассмотрена с использованием следующих критериев: лекарственные формы, аппаратура, скорость вращения / пульсация, среда для растворения, моменты времени отбора проб и тенденции для специальных лекарственных форм. В июле 2015 года в базе данных было 1084 лекарственных средства, более 50% из которых в форме таблеток. Лопасть (Аппарат 2) является наиболее распространенным устройством в базе данных и рекомендуется для 488 продуктов (45%). Скорости вращения, указанные в базе данных, составляют 35–200 об / мин для Аппарата 1 и 25–200 об / мин для Аппарата 2. Деаэрированная или дегазированная вода рекомендуется для 114 методов. Значения рН для наиболее часто упоминаемых сред растворения находятся в диапазоне 1–7,5; однако, некоторые методы растворения имеют значения рН, выходящие за пределы физиологического диапазона (рН 12 для капсул целекоксиба, рН 9,5 для таблеток глибурида, рН 8,0 для таблеток натрия рабепразола, рН 7,8 для таблеток глимепирида).
Показана возможность эффективной полосовой режекторной фильтрации непрерывного спектра рентгеновского возбуждения в диапазоне энергий E ≥ 8 кэВ. Это позволяет значительно повысить чувствительность энергодисперсионной рентгеновской спектроскопии при обнаружении слабых флуоресцентных линий. Спектральное подавление осуществляется путем пропускания первичного пучка через высокоориентированный пиролитический графит с заданными структурными параметрами. Дифракционная экстинкция в пиролитическом графите обеспечивает возможность снижения интенсивности более чем на 20 дБ и отклонения спектральной полосы шириной ~ 1 кэВ. Снижение статистических флуктуаций фона упруго-рассеянного излучения достигается тогда, когда минимальное значение сформированной спектральной полосы отрегулировано по анализируемой линии флуоресценции. Предложенная схема полосовой режекторной фильтрации также позволяет подавлять интенсивные характеристические линии в спектрах первичного и рассеянного излучения.
Технологические свойства угольных шламов изучаются с использованием сивушного масла в качестве дисперсионной среды. Установлены отличительные особенности реологического поведения и характера течения угольных шламов в зависимости от природы угля. Показано, что эффективная вязкость угольных шламов уменьшается при переходе угля из лигнита в антрацитную стадию. Теплотворная способность и степень сгорания угольных шламов в сивушном масле выше, чем у исходного угля.
В этой статье мы изучили влияние тонкопленочных диэлектрических затворов Si3N4 и SiO2 на вольт-амперные характеристики транзистора на основе графена. Тестовая структура графенового транзистора была изготовлена с верхним и задним затвором. Графен получают химическим осаждением из паровой фазы, а затем переносят на диоксид кремния на кремниевой пластине. Канал транзистора образован путем травления в кислородной плазме через фотолитографическую маску. Металлические электроды стока, истока и затвора наносились методом резистивного испарения в вакууме. Использовался титан / алюминий толщиной 50/200 нм. В случае заднего затвора использовался диоксид кремния, полученный термическим окислением кремниевой подложки. Для верхнего затвора был использован нитрид кремния, нанесенный методом плазмохимического осаждения. Было показано, что эффект поля более выражен в случае заднего затвора SiO2 по сравнению с верхним затвором Si3N4. Для заднего затвора SiO2 мы наблюдали, что ток истока-стока уменьшается с 2 мА до 3 мА при увеличении напряжения затвора с 0 до 40 В при постоянном напряжении истока-истока 2 В. В случае Si3N4 затвора модуляция тока исток-сток не была значимой для сопоставимой напряженности электрического поля. На основании значения напряжения на затворе для минимумов тока в передаточной функции делается вывод о низком качестве интерфейса Si3N4-графен.