В литературе нет правильных и неправильных ответов

В литературе нет правильных и неправильных ответов

Мне поставили тройку, потому что я не согласен с учителем… Что имел в виду автор? Лучше прочитаю в пересказе…
Знакомы эти фразы? Передёргивает? Не только тебя.

О наболевшем на уроках литературы в школе — в интервью с литературным критиком Анной Жучковой, доцентом кафедры русской и зарубежной литературы РУДН.

Какие трудности преподавания литературы остаются нерешенными в школах?

Главная проблема в том, что дети не читают. А вот вопрос: почему они не читают?

Ответ простой. Потому что им непонятно, а значит, неинтересно.

Школьная программа по литературе требует пересмотра. Дело не только в списках для чтения. А в самом принципе ее составления, при котором не учитываются естественные изменения языка, психологический возраст и объективный, научный подход. В результате произведения, особенно в средней школе, изучаются ознакомительно, отрывками. Например, 6 класс, пушкинская «Полтава» — мало того, что дети не понимают значения многих слов (буквально каждого третьего), там и сюжет — жесть: предательство, доносы, интимная связь крестного отца с крестницей, убийство, сумасшествие. В общем, «Игра престолов», но на языке начала XIX века. Что поймет шестиклассник? Ничего. А если задать ему прочитать описание боя (отрывок) и написать сочинение на тему патриотизма, все станет еще непонятнее. И любой нормальный человек в такой ситуации постарается разузнать, о чем же этот текст, и поискать примеры, как писать по нему сочинение. Что мы и имеем в итоге. А все потому, что ставим перед детьми безумную задачу: написать нечто непонятное о чем-то непонятном.

Преподавание литературы превратилось в преподавание иностранного языка: вот вам текст, половину слов в котором вы не знаете и реалии которого вам не знакомы, и вот вам задание, выполнить которое вы не представляете как, так как у вас нет инструментария анализа литературных текстов.

До сих пор 90% разборов текстов литературоведами и критиками идут "«сверху вниз», от априорно заданной идеологизированной интерпретации к «форме»" (Вл. Новиков), а не снизу вверх, от анализа текста, его структуры и приемов — к идее. Ведь идея всегда — открытие читателя. И у каждого читателя она будет своя. А вот инструментарий анализа зато — общий. Ему можно и надо учить. А у нас как? С пятого класса в школьной программе есть требование знать основные тропы, но эти тропы лежат мертвым грузом в конце учебника. Для чего нужна метафора, как работает эпитет — остается непонятным. Да и структура уроков часто строится по схеме, которую предлагала еще советская методика: «биография автора → смысл и значение произведения → разговор о событиях, характерах → художественные средства». То есть нормальный процесс анализа перевернут с ног на голову. И вместо того, чтобы самому исследовать текст, находить приемы, угадывать их значение, анализировать, сопоставлять и понимать — ребенку предлагается принять все сказанное учителем как данность и зазубрить. Потому и неинтересно, что нет личных открытий. Нет своего мнения. А для мыслящего человека, для грамотного читателя своё видение (и умение его доказать, выстроить систему аргументов) — это необходимость.

Так что к методистам много вопросов. Михаил Павловец, например, вспоминал, как обнаружил задание найти лирического героя в стихотворении А.С. Пушкина «Анчар». Или история, как автору, написавшему сочинение по своему рассказу, сообщили, что он не раскрыл авторскую мысль: в 2018-2019 году на всероссийской олимпиаде по литературе московские школьники писали сочинение по рассказу Виталия Сероклинова «Пряники». Свой вариант прислал и автор, но «получил мало баллов: «не раскрыл тему». Как известно, учителям лучше знать, что имел в виду автор», — пожаловался Виталий в своем фейсбуке.

Все это, конечно, не отменяет творческого подхода, профессионализма и ответственности самих учителей, которые на своих плечах вытягивают литературу в школе. Наши учителя — герои. И хотя слово «особенно» тут неуместно, я все же скажу — особенно учителя литературы. Потому что физика делает физиков, математика — математиков, а литература делает человека.

Какие произведения из школьной программы Вы советуете перечитать «на взрослую голову»?

Например, Тургенева. Скорее всего, он окажется не тем, с кем вас знакомили в школе. А очень даже современным, ироничным и даже едким... психологом. Возьмем расхожее выражение «тургеневская девушка». Думаете, это нежная, одухотворённая барышня с книжкой? Нет. Тургеневские барышни волевые и деспотичные, и отношения М и Ж показаны у Тургенева весьма современно. Я бы даже сказала, феминистично. Также вам может понравиться Салтыков-Щедрин. В литературном сообществе в последние годы часто возникают диалоги о Салтыкове-Щедрине, об актуальности и социальности его текстов. Моему 15-летнему сыну так понравились «Господа Головлевы», что он обязал прочитать их всех наших родственников. И что вы думаете, все прочитали. Даже те, кто, в принципе, книгу в руки не берет. И было что обсудить относительно мотивов поведения внутри нашей собственной семьи... Третий, конечно, Пушкин. Например, как вам такая мысль, что «Повести Белкина» — это очень смешная книга, пародия, стеб. Друзья Пушкина, читавшие ее, хохотали. Свидетельств этому много, например, сам Пушкин в письме к Плетневу: "Написал я прозою 5 повестей, от которых Баратынский ржёт и бьётся. Разговор об этом может быть долгим, конечно.

Какие произведения современных российских авторов Вы рекомендуете читателям 14-18 лет?

Young adult — жанр многомерный. Это и книги о подростках, и книги для подростков, и даже книги, написанные подростками. Например, «50 дней до моего самоубийства» Стейс Крамер — книга, написанная девочкой-подростком, Анастасией Холовой, собрала в Рунете 5 млн. прочтений. Есть конкурс детских и подростковых книг «Книгуру». Думаю, шорт-листы «Книгуру» станут хорошим списком для чтения. Young adult так популярен сегодня потому, что это книги и для детей, и для взрослых одновременно.

Проблема выбора, поиска себя, внутренней свободы важна для нас всех. В этом ключе могу рекомендовать такие книги, как:

  • Давид Гроссман «С кем бы побегать». Отличная сюжетная проза для подростков. Написана так, что можно прочитать за ночь. А содержание при этом глубокое и серьезное.
  • Луис Сашар «Ямы», «Я не верю в монстров». Тексты Сашара попадают не в возраст, а в проблему, которая болит и в 10, и в 40 лет.
  • Книги Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак. Например, «Я хочу в школу» — спектакль по этой книге идет в РАМТ.
  • «Часодеи» — серия книг Натальи Щербы, наш ответ «Гарри Поттеру». Тоже история взросления группы детей, но в основу магического мира положены отношения со временем. 
  • Ирина Богатырева «Формула свободы», «Ведяна», «Кадын», «Автостоп». Этого автора считаю вообще одним из самых интересных в современной литературе. И работает Ирина как раз на границе взрослой и подростковой проблематики.
  • Марианна Гончарова «Тупо в синем и в кедах». История девочки, которая болеет раком, ее семьи и немногих друзей. Это не травмоговорение, не сентиментальный роман. А светлая и чистая книга.

В ноябре-декабре мы с литературоведом, критиком и учителем Еленой Погорелой продолжим разговор о проблемах преподавания литературы в школе и способах их решения на бесплатном онлайн-семинаре «Как преподавать (современную) литературу?» в школе писательского мастерства «Пишем на крыше».
Первое занятие 1 ноября. Подробности и регистрация — по ссылке.

Курс Анны Жучковой в РУДН «Русская литература XXI века: современный литературный процесс»

Занятия начинаются 14 ноября.


Источники

Новости
Все новости
Образование
01 декабря
В РУДН обсудили вопросы дополнительного образования детей с ОВЗ и инвалидностью

1 декабря в РУДН прошла онлайн-конференция «Актуальные вопросы совершенствования системы дополнительного образования детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и инвалидностью». Онлайн-формат позволил присоединиться к трансляции более 1000 зрителям из всех регионов России. В режиме реального времени со своими моделями дополнительного образования выступили представители Хабаровского края, Республики Башкортостан, Санкт-Петербурга, Волгоградской и Кемеровской области.

Образование
30 ноября
Научная библиотека РУДН заняла 7 место в рейтинге библиотек медицинских вузов России

Учебно-научный информационный библиотечный центр РУДН занял 7 место среди 55 библиотек медицинских вузов России по результатам шестого ежегодного конкурса «Ассоциации медицинских библиотек»

Образование
30 ноября
В РУДН провели масштабное исследование условий обучения детей с ОВЗ и инвалидностью в России

В РУДН провели масштабное исследование условий дополнительного образования детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и инвалидностью в России. За время проекта ученые и практики провели 15 вебинаров, которые собрали более 15 тысяч слушателей из всех субъектов России. Детали и перспективы проекта обсудят 1 и 2 декабря на онлайн-конференции.