«Россия — не для отдыха, а для работы», — Аргириос Тасулас, аспирант Факультета гуманитарных и социальных наук

«Россия — не для отдыха, а для работы», — Аргириос Тасулас, аспирант Факультета гуманитарных и социальных наук

В детстве он читал «Илиаду» Гомера, в молодости прилетел в Москву покорять столичные архивы, после опубликовал статью в журнале «Byzantine and Modern Greek Studies» издательства университета Кембриджа. Историк Аргириос Тасулас из Греции рассказал о своей истории.

Что стало решающим фактором «за» РУДН?

Считаю, что Россия — не для отдыха, а для работы. Я историк и заинтересовался темой взаимоотношений СССР, Греции и Кипра, поэтому после магистратуры на родине получил стипендию российского посольства. Меня приглашали работать в Санкт-Петербург, но я ориентировался на кандидатскую диссертацию и выбрал Москву. Нужны были архивные документы, которые находятся в столице.

О России, тем более о российских вузах, знал мало. Составил список из 10 университетов, читал о них в интернете. Когда очередь дошла до РУДН, сразу понял — мое. Он объединяет амбициозных и серьезных исследователей. Предположения подтвердились — в РУДН познакомился с разными интересными людьми со всего мира.

Выбор направления — судьба или осознанный шаг?

Меня всегда интересовала история. Мои родители — филологи, а я вот в детстве не интересовался языками. Тем не менее, читал книги о мифах, легендах, историях народов. Книг было много в нашем доме. Особую любовь питал к иллюстрированным, про Древнюю Грецию. «12 подвигов Геракла», «Илиада», «Одиссея» — то, что должен прочитать каждый ребенок. Это древнейшие памятники литературы, где хранится мудрость о создании мира и пути развития человечества.

Какие эмоции ты испытал, когда в первый раз оказался в России?

Я познакомился с Россией 5 лет назад. Когда учился в магистратуре и приехал в летнюю Московскую школу. Этот город идеален, подумал я. А к русскому морозу, думаю, всегда был готов. Несмотря на то, что я из Греции, снег люблю больше моря.

В России меня потрясло мороженое — его продают и дома, но здесь оно особенное. Вокруг него так много хороших историй и традиций, которые делают его вкусным. А еще потряс квас.

Когда спустился в метро, понял, что если поселить человека жить здесь на месяц, то он неплохо изучит историю страны. Моя любимая станция — Новокузнецкая, часто ездил туда в архив.

Статья в журнале издательства Cambridge была твоей конкретной целью?

Чтобы быть кандидатом наук, нужно писать и публиковать научные статьи. Я выбрал одно из ведущих изданий по истории, искусству, филологии и другим наукам — журнал «Byzantine and Modern Greek Studies» (Cambridge University Press). Потому что, как и публикация, так и отказ в ней будут равносильно полезны. Если прохожу отбор — это, безусловно, хорошо. Если нет — значит, нужно поработать еще. Эксперты журнала опытны и знают, достиг ли ты уровня. Они не просто читают работу, но и дают правки. Весь мой файл был в красных примечаниях. Однако они увидели серьезный настрой и потенциал развития. И я опубликовался.

С какими сложностями столкнулся, когда писал статью про греко-советские отношения?

Первое — это осознавать, что весь мир читает журналы Cambridge. Мы говорим не только о Греции или России, это статья для всего мира. Надо выстроить историю так, чтобы людям из разных стран было интересно.

Вторая сложность — объяснить некоторые вещи без страха цензуры. Когда речь заходит о спорных моментах между СССР и Грецией, представители одной из сторон могут оскорбиться.

Еще одна трудность — английский язык. Я хорошо пишу и разговариваю на нем, но статьи для Cambridge — это совсем другое. Здесь требуют не только хорошее исследование, но и высокий уровень языка.

Что мотивировало заняться наукой?

Работ о политике СССР по кипрскому вопросу не было, поэтому моя мотивация очевидна. Если никто не обратил внимание на какой-то аспект —значит, есть пространство для исследования. К тому же меня вдохновляют люди.

С моим научным руководителем — Константином Петровичем Курылевым — взаимоотношения построены на уважении, это должно быть нормой. Несмотря на молодой возраст, опыта у него предостаточно. Он уже доктор исторических наук. Константин Петрович заметил, что у меня есть план и потенциал, а я, в свою очередь, делаю все возможное, чтобы реализовать проект. Кроме того, он грамотно руководит, всегда знает ответы на мои вопросы и направляет в нужное русло. В России иностранцу бывает сложно, а такие люди, как мой научный руководитель, помогают адаптироваться и привыкнуть к новым правилам. Я знаю очень много аспирантов, которые критикуют своих руководителей за равнодушие. К счастью, с таким не сталкивался. Константин Петрович поддерживает мои инициативы, я ему очень благодарен.

Что бы ты посоветовал студентам, которые только начинают научную деятельность?

Студенты думают, что самое главное — выбрать журнал и написать статью, но успешны те, кто в себя верит. Если есть идея, значит есть исследование. Если есть вера в себя, значит идея недалека от реальности. Публикация статьи —достижение, над которым нужно корпеть. В издательствах работают опытные люди, которые ценят труд человека. Поэтому следуйте формуле «вера + идея + работа» и вы сможете опубликоваться в самых топовых журналах.

Как правильно выбрать научного руководителя?

На начальном этапе сложно не ошибиться с выбором, так как в первую очередь студенты думают о том, что написать и где опубликоваться. Много раз слышал о таких ситуациях. В любом случае, надо понять, в чем причина разлада. Решить его можно разговорами от чистого сердца. Высказать недопонимание, обсудить ошибки, поделиться взглядами — это дверь к доверительным отношениям. Нет ни одного человека, который не любил бы искренность.

Как ты справляешься с эмоциональным выгоранием?

Мне кажется, нет ни одного автора, который не страдал бы от этого. Во-первых, нужно слушать свой организм — понимать, когда ты устал. Но одного только осознания не хватит. Надо закрыть компьютер, выключить интернет и «поменять батарейки» на прогулке или встрече с друзьями. На следующий день вернуться к работе и вспомнить про цель и великих людей. Когда-то они были на том же месте, что и ты сейчас. Такие мысли поднимают настроение.

Я почти забыл, что такое отдых. Много часов провожу в разных архивах Москвы и Афин, а дома аккумулирую знания в документ и ложусь спать. Дела на вечер есть всегда — что-то подготовить, написать, прочитать. Три семестра преподавал на кафедре как педагог-практик, это тоже занимало немало времени. Раньше справляться с выгоранием мне помогала музыка. В свободное время ходил на рок-концерты, к тому же сам музыкант— бас-гитарист. Когда-то профессионально занимался, у меня было несколько рок-групп и дискография. Во время аспирантуры сочинял песни, но пока не хватило времени их записать. В музыку люди приходят за гармонией. После политики, истории и рассекреченных документов хочется баланса, это меня и привело в творчество.

Расскажи об опыте преподавания.

Аспиранты проходят педагогическую практику. Я преподавал на кафедре теории и истории международных отношений и все еще обучаю английскому и греческому языкам. Провел два семинара в англоязычной магистратуре и один семинар в русскоязычной. Просвещал студентов в мегатрендах, религиозных факторах в странах СНГ, миграции и глобальной безопасности. Предметы не всегда связаны с историей международных отношений, но дают понимание междисциплинарного подхода.

Для меня общение со студентами через обучение — краеугольный камень счастья. Я продолжу выражать любовь к истории и рассказывать о своем опыте, об исследованиях источников и архивных материалов. Верю, что это вдохновляет ребят становиться хорошими людьми и первосортными историками.

Как у тебя получается дружить с тайм-менеджментом?

Это и легко, и сложно одновременно. Аспирантура = работа. С таким взглядом никаких проблем с тайм-менеджментом не будет.
Сколько часов работают сотрудники компаний? В среднем, 8 часов в день. Того, кто работает каждый день по плану, не преследуют горящие дедлайны. Однако каждый сам решает, сколько времени нужно конкретно ему. Лично мне — 8 часов, потому что сталкиваюсь с языковыми трудностями.

Ты владеешь тремя языками. А на каком языке ты думаешь?

Я думаю на греческом и английском. Для когнитивных процессов на русском языке еще не хватает практики. Хотя бывает такое, что разговариваю на греко-английско-русском. Такие предложения — просто хаос. Окружающие иногда меня не понимают (смеется).

Беседовала Алина Тё

Справочно:

Argyrios Tasoulas, «Greek—Soviet relations 1959–1962: the Greek response to the Kremlin’s challenge» опубликовано журналом Byzantine and Modern Greek Studies (Cambridge University Press).

 

Новости
Все новости
Жизнь в РУДН
16 сентября
Что такое пауэрлифтинг и чем он отличается от тяжелой атлетики?

Заметив на улице, в тренажерном зале или на экране телевизора атлетов, вы никогда не задумывались: «А смогли бы они стать чемпионами мира по... как же это называется, когда тягают штанги?» Обладатели стальных мускул занимаются тяжелой атлетикой, пауэрлифтингом и другими силовыми дисциплинами. Однако, далеко не все знают, что это разные виды спорта.

Жизнь в РУДН
15 сентября
Встретились как-то журналист, врач и архитектор... на фестивале «Таврида.АРТ»

Студенты РУДН доказали, что творчество доступно всем вне зависимости от профессии. Жуниор из Гвинеу-Бисау — журналист, Шаян из Ирана — будущий врач, Ваил из Сирии— архитектор. А вместе они — музыкальный коллектив. Играли на саксофоне, гитаре, барабанах, пели и танцевали на масштабном фестивале «Таврида.АРТ». Мероприятие прошло с 8 по 12 сентября в бухте Капсель в Крыму.

Жизнь в РУДН
10 сентября
«Уверен, что у каждого из вас — сильный голос, и вы сможете озвучить его цифровым способом», — ректор РУДН Олег Ястребов об электронном голосовании